Сообщество «Анна Герман»

О жизни и творчестве Анны Герман. "Твой голос ангельский, родной волшебной песней нежно лился, и красотою неземной на землю грешную струился. Он чистотою очищал и светом наполнял нам души, и неземной любви астрал струился тихо, нежно, грустно…" (стихи Natali Leleka)


вступить

предложить
плэйкаст

Продолжение истории жизни и творчества Анны Г.

14 сентября 2012 17:22, maximilianna

 

Анна Герман после аварии: ANNA GERMANАртистическая натура Анны Герман проявлялась буквально во всем. И в любви, и в материнстве, и в дружбе. Особенно после перевернувшей её жизнь аварии она дорожила любыми эмоциями, которые дарила ей жизнь. Всего раз пять она встречалась с эстонским журналистом Антсом Паю, но в течение нескольких лет, до самой смерти он был рядом с ней, дарил счастье понимания. Вместо живого общения – переписка. Возможно, ей в те времена, на рубеже 80-х, необходимо было выплеснуть свои мысли и чувства, не торопясь, пережив каждое слово и каждое мгновение жизни.

 

Они познакомились в Ленинграде. Ей было тогда 43 года, ему – 35. Но возраст не имел никакого значения, так получилось, что они сразу почувствовали друг в друге единомышленников. Быть может, больше, чем единомышленников – очень душевно близких людей, стремящихся избавиться от глубоко запрятанного одиночества. Не стоит искать в их отношениях пикантности – это глупо. Ведь так же переписывалась Марина Цветаева с Рильке и Пастернаком, с одним из них так никогда и не встретившись…

 

Перед концертом Анны Герман в 1978 году Антс написал на двух открытках: «Благодарю Вас за повествование». Одну передал через администратора – вдруг не удастся в сутолоке после концерта пробиться к певице. Удалось. Она получила сразу два послания и пригласила его в гримерную.

 

Почему он так стремился встретиться с ней? Причиной стало прочитанное интервью в ленинградской газете «Смена». Певица рассказала, что собирается привезти сыну в подарок… игрушечный танк. Паю это озадачило безмерно. Как это танк? Она пела о любви, только о любви…

 

О дружеской любви двоих не сможет рассказать посторонний. У вас, дорогой читатель, есть возможность узнать об этом от самого Антса Паю:

 

– И вот я в дверях артистической уборной, вижу глаза Анны. Но в зеркале. Она сидит ко мне спиной. Её добрые глаза молча разглядывают меня секунд десять. Мне кажется, что очень долго. Молчу…

 

Анна нуждалась в собеседнике. Может, потому и стала поддерживать со мной переписку. Однажды поймал себя на мысли, что стал зависимым от её писем. Они придавали мне внутреннюю силу, которая помогала, и помогает по сей день, делать что-то очень важное. Как до знакомства с ней её песни. Они, пронизанные любовью и состраданием, особенно коронная «Танцующие Эвридики», помогли мне, сельскому парню, освободиться от страха перед срочной службой в Советской Армии, упрямо тренироваться, несмотря на мучивший меня годами недуг, добиться международного уровня результатов по метанию диска, а главное, сохранить душевное равновесие, когда мир и жизнь стали казаться непонятными и противоречивыми.

 

Кстати, даже детские судьбы у нас оказались схожими. Моего отца раскулачили еще до войны, а после её окончания отправили в Воркуту, где он вскоре умер. Меня вывезли в Сибирь. Но, знаете, обиды я не затаил – зло не имеет национальности. И дальше наши жизни складывались похоже: мечтал стать лесничим и стал им. Но потом захватила журналистика, как Анну – песня…

 

Мы чувствовали и думали как бы на одной частоте. Два человека, на расстоянии, интуитивно, мы ощущали душевную близость. Наша взаимность была подобна негромкому, но полному вечности шепоту листвы в лесу.

 

Анна страстно тянулась к природе, ей нравились мои философствования о ней как связующем звене между людьми и мирозданием. После аварии она боролась еще и за жизнь. И в письмах, и в творчестве последних перед смертью лет слышится крик о помощи. Достаточно вспомнить её знаменитую песню «Надежда».

 

В нашей любви (а это все-таки была любовь) надо выделить важную составляющую – творческую индивидуальность человека, высшую его ценность. Благодаря Анне, я сочинил свое кредо: «Дело – мерило мысли». Поймите, быть по уши влюбленным – это просто горение. Тут нет вдохновения, а если и есть, то это уже физическая субстанция. И потому для меня любовь – это не страсть, которая подобна яркой, праздничной, но скоротечной жизни бенгальского огня. Любовь выше! Это чувство, которое направлено не на, а от себя. Когда ты живешь для другого. Часто ли мы с этим сталкиваемся?

 

А потому тот, кто это чувство испытал, умеет его ценить. Это утоление творческой жажды человека невидимыми соками какой-то божественной энергии, но не Эроса. Почитайте письма Анны и, может быть, вы поймете, что я имею в виду. Вы стояли когда-нибудь ночью на берегу моря, на глади которого переливается загадочная лунная дорожка? А вы встречались с любимой посередине этой дорожки? Вот я могу представить себя на возвышенности Лайузе в нашем Йыгеваском уезде, ночью, под ярким звездным куполом, и признать своей одну из звезд, которая оборачивается Ею, совсем живой, причем все вокруг погружается в музыку, и ты слушаешь её песню.

 

Если бы не было такого волшебного состояния, то не было бы и рассказа Таммсааре «Мальчик и бабочка»… Когда он ловит бабочку, то смысл тут не в плаче помятой травы, а в его безоглядном желании выскочить из самого себя – в стремлении к чему-то неведомому, но заветному.

 

Конечно, любовь вполне может быть совмещена и с плотью. Но голый секс – это всегда самоцель, физиология, как потребность в еде. Люди, случается, воспринимают любовь как нечто скучное, потому что она не дает выгоды, её не на что обменять. Её не купишь, а секс – пожалуйста. Любовь – это счастье, секс – удовольствие. Почувствуйте разницу.

 

Но обыватель любит закулисье, репортеры сдабривают слухи вымышленными пикантностями, выуживают информацию об интиме, телесной близости. У нас все было не так. Хотя даже моя жена Кира ревновала к Анне, долго не понимала моего отношения к ней. Когда, увидев телепередачу о нашей дружбе, женщины-заключенные Свердловской тюрьмы прислали выполненный на доске живописный портрет Анны, Кира не раз снимала его со стены моего кабинета. Мы с ней живем уже 40 лет…

 

Для меня Анна не умерла. Она живет в дереве, посаженном в 1983 году в её честь созданном мною парке Дружбы в Пылтсамаа. Она живет в моей, в такой же, как Анна, белокурой внучке, которая выросла на песнях Анны, и которая названа её именем…

 

…Они написали друг другу сотни писем. Вчитайтесь в эти строки, написанные Анной:

 

«Может быть, мы придумаем себе какую-нибудь сказку и сыграем в ней главные роли? Пусть это будет не очень длинная, но только наша, совсем неповторимая, только Твоя и Моя. А ведь начало уже есть…

Жил да был один красивый, добрый с ласковыми глазами «лесной человек». Раз он вышел из своего леса – от песен, что пели ему птицы, чтобы послушать, как поют люди…

Ты напишешь продолжение и придумаешь какой-нибудь хэппи-энд, хорошо? Пожалуйста, чтоб было весело и без разлук, ладно, Милый мой? Милый мой принц…»

«Антсик, я искала сегодня какие-то ноты и наткнулась на фотографии, которые я привезла из Америки – посмотри – ну где же ты был, когда я должна была танцевать на прощальном вечере с такими маленькими мужчинами…?! Ну, как, мой милый? Антс …я тебя очень люблю, и так хочу тебя видеть…

Анна».

«Что ты делаешь, мой милый? С кем ты? В своем клубе или пишешь что-то важное для будущей газеты? Тебе хорошо? И мысли умные и интересные приходят к Тебе неожиданно, да? Ты их ловишь, удивляешься им, с улыбкой записываешь, да? Чтобы сказать другим людям, у которых нет времени или охоты ловить собственные мысли. Да? Уже вечер. В сумерки действительно хочется счастья – очень, – именно сейчас, в сумерки…»

 

«Да, наша жизнь – это одни встречи и прощания. Большинство встреч и прощаний такие: мы говорим «до свидания», протягиваем руку и уходим, а в сердце тишина… С тобой сразу было иначе. Ты пожал мне на прощанье руку, а я подумала тревожно: нет, нет, как же так – «до свидания»… Я не хочу, пусть он побудет еще со мной, не уйдет…»

 

«…Моя старенькая знакомая – это мой большой Друг, ей 85 лет – вчера мне сказала в разговоре: ведь человек настолько сам счастлив, сколько он может другому счастья подарить. И это так. Отдельного, только моего счастья нет! Я счастлива потому, что Ты посмотрел на меня, внимательно, ласково, послушал, что я хотела Тебе сказать. Я тебя понимаю и очень хочу, чтобы Тебе было интересно, тепло и безопасно между людьми. Чтоб Тебя любили и понимали…»

 

«Всю ночь шел дождь, и день такой же сегодня. Но мне не грустно, я знаю, что ты меня еще не забыл, а я тоже могу отключиться и не слушать, о чем говорят люди, а быть в мыслях с тобой…»

 

«Добрый вечер, Антсик!

Сегодня Збышек принес мне твое письмо с фотографией и дубом. Какой Ты необыкновенный – спасибо Тебе. Антсик, пожалуйста, пиши мне о добрых, веселых делах – я после двух тяжелых операций и теперь жду две недели или три последней операции. Пока надо собрать силы. Ты меня не узнал бы – мне теперь «80 лет». Я в больнице, но тут хорошо и тихо, я одна могу думать. Писать пока не очень могу. Пиши мне ты, хорошо?

Я буду здорова скоро. Я это знаю. Только еще это. Пиши мне, хорошо? Пошли мне силы Твоих деревьев, чтобы перенести и это… Верь и Ты, хорошо?» – так писала Анна Герман в одном и последних писем, надеясь на своё скорое выздоровление, но, увы…


 

«ВСЕ, ЧТО МЫ КОГДА-ТО НЕ ДОПЕЛИ…»

 

Анна Виктория Герман - ANNA Wictoriya GERMANУже четверть века мы можем слышать только в записях необыкновенный, проникнутый любовью и состраданием голос Анны Герман. Мы потеряли возможность быть собеседниками – ведь каждое исполнение песни становилось для Певицы новой беседой со зрителем, и в каждой она открывала нам нечто важное, – в самих себе и во времени.

 

Мы утратили задушевного собеседника, но остались память и воспоминания. «Она вышла на громадную сцену Дома культуры им. Горького, прямая, торжественная, строгая до суровости, в глухом траурно-черном платье, оплетенном золотыми монисто, и одна, без музыкального сопровождения, запела «Ave, Maria». Пианист вступил позже. Зал разразился неистовой овацией. На эстрадном концерте она покорила зал классикой! Это была творческая победа. Отныне она могла все». (Л.Спадони)

 

Потом она часто будет завершать свои выступления этим ангельским приветствием: «Радуйся, Мария благодатная… Моли о нас, грешных, ныне и в час смерти нашей. Аминь»…

 

Она так верила во все лучшее в человеке, она так любила людей, природу и саму жизнь, что нельзя было не устремиться навстречу этой любви. Она знала, что Бог любит каждого, только каждому он посылает разные испытания. Для неё личность – драгоценна и богоподобна. Она была истинной христианкой, хотя приняла крещение в веру своей бабушки за два месяца до смерти.

 

Сегодня мы не слушаем. Мы слышим ритм ударных хитов, который становится фоном для танцевальных шоу. Почти утрачена культура песни. Та, которой в с о в е р ш е н с т в е владела Анна Герман.

 

«Её голос скользит, и сдержанно и прихотливо, по грифу печали, и задерживается внизу, на повороте молчания – и, перед тишиной, медлит, еле уловимо кружась над pianissimo. В зале совершенная тишина…» (Анастасия Цветаева – подруга Анны Герман).

 

И еще об одном феномене Анны Герман. О её «русскости», да впрочем, и «советскости», в самом положительном смысле этого слова. Она жила нашей тихой мятежностью, которая выражалась у большинства в тщательно оберегаемой от «общественности» внутренней, совсем личной жизни. В этой жизни – «синие московские метели», «милые усталые глаза» друзей и любимых, пение на кухнях и у костров, «замысловатые сюжеты» человеческих отношений. В этой жизни – личные моральные нормы, неприятие компромиссов с совестью.

 

Кстати, Анне неоднократно предлагали сменить гражданство или, на худой конец, вступить в фиктивный брак с иностранцем. Для неё это было невозможно – не укладывалось в эти самые личные нормы. Хотя она являлась, возможно, единственной из эстрадных исполнителей Восточной Европы, имевшей шансы стать мировой звездой.

 

«Если бы не роковая авария, из-за которой прервалась её стремительно растущая слава – её имя, уверен, называлось бы сегодня в одном ряду с Барбарой Стрейзанд, Тиной Тернер, Уитни Хьюстон. Но даже на пике её «западной» славы в Герман обнаружилась настоящая советская «придурь», да простят мне её поклонники это выражение. Всем своим репертуаром и характером она, как ни странно, оказалась ближе наивной слезливой славянской аудитории, чем бодрой западной публике».

(Андрей Архангельский)

 

Да что ж здесь странного! Космополитический талант певицы, умение почувствовать дух любой страны были столь естественны и органичны, что она могла позволить себе прислушаться к собственной душе. В Советском Союзе расстреляли её отца, здесь она перенесла много лишений, но осталось, должно быть, чувство родного дома. Он – родной, пусть даже и не повезло с богатством и комфортом. Дом – это место, где тебя принимают как своего, где можно исцелиться от любой беды. Так и было. Она оказалась в большей степени русской, чем многие советские артисты. Именно она стала п о л н о п р а в н ы м символом советской эстрады.

 

И её считали своей, родной, в каждом доме, где звучал её голос. Когда она лежала в гипсе «по самые уши», к ней приходили десятки тысяч писем и телеграмм, от коллективов больших предприятий и отдельных людей. Ей пылко признавались в любви европейцы, американцы, даже африканцы. И, конечно, русские.

 

Через полгода поток писем пошел на спад. Но только не из Советского Союза. Они шли и шли, все такие же доброжелательные и сочувствующие. Анна не могла отвечать всем, но нашла время и силы ответить и парализованной женщине из Волгограда, и поклоннику её таланта из родного Ургенча. Он вовсе не знал, что они земляки, и уверял, что знаменитые среднеазиатские дыни непременно поставят её на ноги. А в ответ всем остальным 11 000 писем написала книгу «ВЕРНИСЬ В СОРРЕНТО?..».

 

Ей постоянно писала московская подруга А.Качалина. Не просто писала: она не сомневалась, что работа над пластинкой будет продолжена, сообщала, что ищет для Анны клавиры новых песен, что у неё уже лежат песни Пахмутовой и Фельцмана, ждут Анну. Наверное, именно деловой, не допускающий никаких «если встанешь» тон писем Качалиной и подвиг Анну Герман написать свою книжку. Чтобы ответить на все вопросы сразу, чтобы отвлечься от страданий, чтобы поверить в свои силы.

 

Могла ли она не вернуться?

 

…20-летие со дня смерти Анны Герман прошло почти что незамеченным. Появились какие-то публикации в прессе, на телевидении сделали передачу, несколько песен прокрутили по радио. Только из уважения к памяти, ведь ясно же, что её песни не вписываются в «формат» большинства радиостанций. А жаль! Да и не сладко пришлось бы от такого «соседства» нынешним «фанерным кумирам».

Дни памяти не стали похожи даже на достойные поминки, не то, что на вторую жизнь.


«…Память о человеке мертвеет, если из него делают икону. Не умеем мы помнить – активно, актуально, живо. Хотя Анна Герман заслуживает именно этого. Ей нужно устроить вторую жизнь, а не шикарные поминки. Ее нужно вернуть нашему отупевшему слушателю, чтобы он опять научился переживать, сочувствовать… И с этой – практической – точки зрения одна песня Герман способна сделать больше, чем десять благотворительных общественных организаций»

 (Андрей Архангельский).

 

Но можно ли заставить помнить, даже при самом горячем желании и указаниях «сверху»? А вот в Польше Сенат и Министерство культуры наконец-то решились провести фестиваль-конкурс памяти своей знаменитой соотечественницы. Но многие польские артисты так и не приехали – они до сих пор не могут простить покойной баснословной популярности в СССР, а теперь в России.

 

Многие поляки не могут простить Певице, что лучшие свои песни она спела на русском.

Наверное, закономерно, что самые большие овации сорвала на концерте русская исполнительница, Галина Невара из Казахстана. Её пригласил в свой дом муж Анны, Збигнев Тухольский. В дом, где семья прожила последние годы. Два вечера Галина пела 93-летней Ирме песни Анны Герман на русском языке.

 

А наше, российское министерство культуры, как и многочисленные культурные фонды и организации и авторитетные деятели эстрады (только не шоу-бизнеса, которого Анна Герман не любила), не удосужились ни на проведение подобного фестиваля, ни на учреждение премии её имени, ни на нечто подобное, что позволило бы достойно вспомнить о любимой народом Певице.

 

Да, с развалом Советского Союза мы потеряли много культурных и человеческих ценностей, но сегодня Россия шаг за шагом возвращает себе утраченное, поднимается на ноги, восстанавливает экономику и возрождает культуру. Так почему бы во имя справедливости не отметить сегодня заслуги Анны Герман перед Россией, пусть даже посмертно, присвоив ей звание «НАРОДНОГО АРТИСТА РОССИИ» – народа, на языке котором она пела, возвышая русскую речь и обогащая нашу песенную культуру? И чем не повод для этого 70-летие со дня рождения незабвенной певицы?! В конце концов, ведь это нужно не близким Анны Герман, а самим гражданам России: торжество справедливости в отношении Анны Герман стало бы и доказательством того, что российская власть уважают память своего народа. Наконец, это важно и с политической точки зрения в контексте отношений России с Польшей и развития культурных связей с соседним государством.

 

 

Анна Герман  - Anna GermanЭтого не смогли сделать чиновники от культуры в советские времена, а скорее – побоялись из-за «сомнительного происхождения» Анны присвоить этой подлинно Народной артистке даже звание «Заслуженной». Их же российские коллеги до сих пор стараются попросту забыть об Анне Герман и оставленном ею богатейшем песенном наследии, как равнодушно забыли они о таких прекрасных исполнителях, как Майя КРИСТАЛИНСКАЯ, Лариса МОНДРУС, Юрий ГУЛЯЕВ, Валерий ОБОДЗИНСКИЙ и многих других. У них ныне в чести другие идолы, чьи бенефисы и торжественные вечера (по поводу совсем не круглых дат) они охотно посещают и считают за счастье быть принятыми в их «тусовке». А общество Анны Герман – это миллионы и миллионы простых людей, для которых она остается любимой народной Певицей.

 

Да, нельзя заставить помнить, впрочем, и нельзя заставить забыть. Анна Герман оставалась и остается в памяти простых людей новой России. И не только её современников. У нас подросло новое поколение, которое никогда не слышало песен Герман в живом исполнении; неравнодушная и благодарная молодежь активно интересуется таким явлением, как Анна Герман, и узнает её по записям и публикациям газет и журналов. Поклонники творчества и друзья Анны посадили в Москве на Нежинском бульваре рябиновую аллею в её честь и заложили именную звезду на площади Звезд у входа в ГЦКЗ «Россия».

 

«Анна Герман – это Певица с большой буквы. До сих пор нет ей равных по её удивительно чистому голосу, которым её наградила природа. Она исполняла свои песни с душой, легко и красиво. Странно, что у нас в России практически забыли о ней… Как жаль, что мне было всего 6 лет, когда умерла Анна Герман и я не видела её концертов, когда она еще была жива. А так хотелось бы иметь у себя частичку Анны в видеозаписях, чтобы можно было посмотреть на неё… Слушая песни в её исполнении, становится как-то легко и вся грусть и плохое настроение куда-то исчезают. Как жалко, что она прожила так мало. И почему такие хорошие люди так рано уходят?..»


«Без Анны Герман мир хуже, чем был с ней… Она, конечно, суперзвезда. Такой голос – дар Божий, а обвинять её в том, что лучшие песни не на родном языке спела, просто глупо. Так жизнь сложилась. Хотя еще вопрос, какой язык для неё родной. Такие артисты, как Анна Герман, и уходят так быстро, потому что слишком хороши для этого мира».

 

«Какая была певица Анна Герман! Пользовалась бешеной популярностью, именно благодаря своему таланту, женственности, скромности, а не как нынешние «звезды», со своим кошельком, да и с минимумом одеждой. Как жаль, что она так рано ушла из жизни, но в нашей памяти останется надолго».

 

«Вечная память Анне Герман. Божественный голос, доброта, женственность. Напрочь отсутствующие качества в теперешних исполнительницах. Но Анна Герман… столько души в её песнях, поет – и сразу прислушиваешься, её песни не могут быть фоном...».

 

«Голос у Герман действительно был ангельски чистый и очень красивый. Как жаль, что её сейчас уже нет...».

 

«Анну Герман помнят и будут помнить не только у нас, в России, но и в Польше… Анна Герман, Джо Дассен, Владимир Высоцкий – люди с мощным, самобытным талантом, люди – ушедшие в одно время...

Пусть земля им будет пухом!»


Что добавить к этим не всегда, может быть, тактичным по отношению к сегодняшним представителям эстрадного искусства, но таким искренним высказываниям? Мы слушаем песни Анны Герман, и рождаются в сердце единение, любовь, светлая печаль. Исчезают географические границы. Из души испаряются обиды и злость. Хочется обнять весь мир. Её голос открывает в тебе самое сокровенное, иногда неожиданное. Она так доверяет слушателю, что это доверие нельзя обмануть. Да вы послушайте: 


«Светит незнакомая звезда,
Снова мы оторваны от дома…
Снова между нами города,
Звездные огни аэродрома...»
 


Почему её песни так действуют? Тайна… 


 

ДРУГИЕ ПЕСНИ АННЫ ГЕРМАН

 

«Надежда» – «Когда цвели сады» – «Аве Мария» – «Танцующие Эвридики» – «Не спеши» – «Ночной разговор» – «Дай мне помечтать» – «А он мне нравится» – «Двое» – «По грибы» – «Хочу быть любимой» – «Крылатый конь» – «Без тебя» – «На тот берег» – «Город влюбленных» – «Вернись в Сорренто» – «Снежана» – «Ты, мама» – «Береза» – «Грошики фантазий» – «Ты, только ты» – «Давняя игра» – «Песня» – «Незабытый мотив» – «Я жду весну» – «Мой бубен» – «Случайность» – «Дождик» – «Млечный путь» – «Четыре карты» – «Колыбельная» – «Человеческая судьба» – «Быть может» – «Плакучая ива» – «Зимние звоны» – «Письмо солдату» – «Вдоль по улице метелица метет» – «Катюша» – «В моих снах» – «Шанс» – «Когда все погаснет» – «Чтобы счастливым быть» – «Все, что было» – «Любовь» – «Черемуха» – «Весна» – «Друг-дельфин» – «Костыль» – «Варшава в розах» – «Цыганский воз» – «Я люблю танцевать» – «Любви негромкие слова» – «Мелодия для сыночка» – «Баллада о небе и земле» – «Жар-птица» – «Реченька туманная» – «Акварель» – «Выхожу один я на дорогу» – «Цыганерия» – «Сумерки» – «Дубрава» – «Дождь на стекле» – «Спасибо, мама» – «Всему в жизни есть предел» – «Гори, гори, моя звезда» – «Далек тот день» – «Благодарю тебя, мое сердце» – «Стоя над озером» – «Андалузийский романс» – «Из-за острова на стрежень» – «Русская раздольная» – «Если ты мне веришь» – «Ты — моя любовь» – «Вы хотели мне что-то сказать» – «Осенняя песня» – «Письмо Шопену» – «Пожелание счастья» – «Веет ветер» – «Расцвету розой» – «Монгольская песня» – «Тень» – «Только в танго» – «Бал у Посейдона» – «Найду тебя» – «Налети дождем» – «Отыскать мир» – «Ты только осень не вини» – «Воспоминания, больше ничего...» – «Эхо любви» – «Идет ребенок по земле» – «Последняя встреча» – «Кругом кипит лето» – «И меня пожалей» – «Кажется» – «Ах, как мне жаль тебя» – «Возвращение романса» – «Ждите весну» – «Люблю тебя» – «Снова и снова» – «Танцуй, девушка» – «Подобная правде» – «Райские птицы ходят по земле» – «Именно поэтому» – «Мама» – «Моя песенка» – «Быть лесной ягодой»…

 

© «СЕНАТОР» – Федеральный информационно-аналитический журнал.

Поделиться

0 1

Обсуждение новости

Автор разрешил комментарии только зарегистрированным пользователям.

Календарь

Июнь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30