Playcast

Открытка (плейкаст) «Взрослые игры с безуминкой.»

Мегера_Милосская , 21 ноября 2011 года, 6:57


Взрослые игры с безуминкой. Взрослые игры с безуминкой.

- Поручик, сегодня двенадцатое мая и вы обещали научить меня играть в бильярд с сумасшествием. Завтра тринадцатое, а потом пятница – четырнадцатое. Я думаю сегодня самое время – среда и двенадцатое мая.
 
- Ну что ж, сударыня, двенадцатое, так двенадцатое. Бильярд игра, в общем-то, простая, гораздо проще, чем наперстки. Вы умеете играть в наперстки, сударыня? Нет? Но знаю, что хотите научиться!

-Чтобы не проигрывать в наперстки, нужно научиться играть в бильярд. И в бильяррд нужно учиться играть только в том случае, если хочешь играть в шахматы. И нельзя играть в шахматы, не разобравшись с комбинациями бильярда. Это игры – близнецы. Бильярд учит построению структуры и сохранению её целостности, а шахматы – обучают развитию борьбы и росту. Обе игры начинаются с построения фигур на поле и обе игры редко кому понятны в своей сути.

-В Шахматы Солнечной Долины, мадам, мы научимся играть в июне, а в мае рассмотрим пару комбинаций игры в бильярд. Для того, чтобы научиться играть в бильярдр, нужно поставить на поле четыре шара. Три больших и один маленький, но самый главный. Он как приз, бонус и смысл игры, жизнь или смерть. Три больших шара – это знаки тела, ума и божественного начала человеческой сущности-души, а маленький шар – это и есть сам человек, его "Я", силы и желания. Эти четыре шара можно расставить только в одном построении. Треугольник из трех шаров, и внутри этого треугольника – главный  маленький шарик.

-Таково начальное построение. Таким цельным человек бывает недолго в своей жизни. До садика, яслей, школы, института. И никогда до гробовой доски.  Человек очень трогателен в своей трехшаровой беззащитной оболочке, стоящий на игровом столе жизни. Он как искушение для матерых игроков вокруг, давно вкусивших вкус чужой души, тела, ума, сил и желаний.

-Парадокс заключается в том, что чаще всего самые близкие люди – родители выставляют это беззащитное чудо на кон, внушив при этом ребенку, что школа – это хорошо, садик – хорошо, институт и армия – это очень  хорошо, а религия наша – самая православная или правильная. А еще есть государство – и это тоже хорошо, и поэтому нужно работать,  потому что весь мир только и занят своей любовью к тебе. Она очень доверчива к своим родителям, эта лопоухая треугольная фигура. Ясноглазая  и с большим ранцем, привыкшая к родительской любви и дому. Гарантированная трагедия игры начинается, как правило, здесь.

-В общем-то, это конец игры и начало смерти. Вы понимаете меня, мадам?

-Стоит этот треугольник на игровом поле и естественно получает удар. Много ударов. С разных сторон. Но он еще живой, у него еще есть привычка быть треугольником, а не набором шаров и поэтому после каждого удара, он успевает вернуться в прежнее состояние, где ум, тело, божественное начало и маленькое «Я» бесконфликтно дружат друг с другом, и каждая сущность привязана понимать соседний шар. Все нежно касаются друг друга.  Всё рядом и около, цельное и недробимое, и весь мир вокруг, а еще не над, и не ад.

-В этом, собственно говоря, и есть смысл игры в бильярд с сумасшествием – стоять на игровом поле и уметь оставаться цельным треугольником, не смотря ни на что. Редко кому удается этот высший пилотаж корриды. Этому можно только научиться. Если же удастся какому-нибудь юному треугольнику сохранить свою изначальную форму естественным способом, то…

- Но, я таких не знаю, мадам.  Хорошо еще, если лишился только одной своей сущности  и отдал в оплачиваемую аренду ум, тело или душу, раздробив себя ради хлеба насущного или из рабства, страха и по глупости, гордо называемой убеждениями.  Раздвоенным можно жить и даже быть счастливым, если помнишь свою треугольную природу и имеешь волю вернуться к ней.

- Но привыкнув к раздвоенности, забываешь свою изначальность и наступает точка не возврата - когда один из шаров катает по бильярдному столу какой-нибудь незадачливый игрок. Но так еще тоже можно жить, главное при этом помнить, что это твоя сущность, даже если уже утрачен навык забирать его обратно домой на ночь.

-Человек так устроен: у него две руки, две ноги, два глаза, он может следить за своей раздвоенностью и как-то уживаться с ней, сохраняя свое лицо. Но следить за своей растроеностью человек не в силах!

-Вы понимаете, мадам, что значит растроеный в своих чувствах? Это последствие рокового бильярдного удара, финальная стадия игры, когда изначально цельная треугольная фигура превращается в три отдельных шара и один маленький, который всегда, в силу своей природы, должен примагничиваться  к одному из больших шаров.

-Вы понимаете, в чем смысл игры в наперстки? Когда есть три наперстка и нужно угадать где маленький шарик, то есть твое «Я». Не угадаете! Это очень разумная игра. В нее превращается бильярд, когда из вашего треугольника получаются три отдельных шара. Человек не может следить за тремя наперстками одновременно, он не знает где находится его «Я» - в теле, душе, либо в уме.

-Каждая из его шаровых сущностей катается по полю игроками и обстоятельствами.  Это конец игры. Конец треугольника. Ваш конец. Вы пошли по рукам. Но еще есть шанс вернуться к началу. Для этого нужно сказать, что я проиграл, выйти из игры, и долго и тщательно восстанавливать в себе привычку быть треугольным ребенком, чтобы начать сначала.

-Главное - вовремя выйти из игры. И потом главное – не войти в нее преждевременно. В этом смысл непрерывной мировой войны в  игру. Игра будет проиграна тысячу раз и дай бог, чтобы хватило сил начать ее в тысячу первый.

-Нужно извлекать уроки и делать выводы из проигранных партий и следить за тем, откуда сыпятся удары, придумывать стратегию и тактику избегания раздвоения и растроения, восстановления и нового начала. 

-В общем-то, это не сложно. Нужно понимать и любить свою природу, держать во внимании свою цельность, нужно понимать, что любое взаимодействие, хорошее или плохое, в этом мире наносит удар по треугольной структуре и поэтому не надо относиться к ним как к хорошему или плохому, а нужно относиться равнодушно и постоянно заботиться о своей треугольности.

-Стратегии и тактики сохранения цельности могут быть разными. Но против каждой стратегии всегда будет придумана стратегия бьющего рокового и беспощадного шара, и в конечном итоге игра, все равно, будет проиграна.

-Весь вопрос в том, чтобы играть как можно дольше, сохраняя свою цельность, вовремя выходить из игры и своевременно в неё возвращаться. В этом и заключается игра в бильярд с сумасшествием.

-Говорить о ней можно долго. Можно говорить  о свойствах каждого отдельного шара, об их сочетаниях, особенностях траектории и сохранении импульса, но смысла в этом нет. Все равно нельзя описать все возможные комбинации, и поэтому нужно просто помнить счастье своей треугольности и не в коей степени не терпеть долго раздвоения, а тем более – растроения, своих сущностей.

-И когда научишься стоять цельным под ударами и не скатываться  в игру в наперстки, тогда нужно начинать понимать игру в Шахматы Солнечной Долины. Но об этом, мадам, я расскажу вам в июне.

-Я был ясен, мадам, в своем понимании бильярдной игры с сумашествием?

- Вы ясны как никогда, генерал. И грусть ваша сегодня больше напоминает солнце, едва прикрытое облаками, все еще пропускающими солнечные лучи. Но вы не сказали еще об одном – нельзя давать возможность игрокам в бильярд загнать хотя бы один ваш шар в лузу. Если только позволишь… игра будет закончена навсегда – и бильярдный стол исчезнет из поля вашего зрения. Белая сеть – паутина -  и махонький кусочек звездного неба – вот что навсегда останется перед глазами...

-...Хотя в конечном итоге силы притяжения шаров когда-нибудь все равно иссякают, и игра и так, и так заканчивается вечностью. Но, вы правы, генерал, проигрывать можно по-разному, но зачем?


Звук:Встреча - Каста и Ансамбль Ростовской Консерватории Жанр: Instrumentals/Hip-Hop Год выпуска: 2011 www.playcast.ru
Изображение: Георгий Шуз : Нацеленность www.photosight.ru - + личное фото и обработка автора каста
Текст:Юрий Ковальчук - Игра в бильярд с сумаcшествием (орфография автора) www.proza.ru

Комментарий автора

А в наперстки-то я и не умею...