Playcast

Открытка (плейкаст) «Вода»

Иринне , 17 ноября 2006 года, 19:04


Вода Вода

Грусть затопила меня от края до края, он плескалась во мне как Ледовитый океан, такая же холодная, такая же потерянная…
Мой бог, откуда во мне столько слез? Их было так много, но сейчас уже не осталось ни капли…
Ни капли…
А в голове отдается этом: капли, капли, капли, кап, кап, кап…
Мой путь пролегал сквозь завесу дождя и смога Москвы, по Садовому кольцу, через серость мыслей, обыденность суждений, одиночество душ…
Читальный зал библиотеки имени Светлова принял меня промокшую и замерзшую в теплое внутреннее помещение.
- Девушка у вас есть карта?
- Да-да, пожалуйста…
Я поспешно протянула кусочек картона пожилой даме в очках.
- По учебе?
- Нет, ради интереса, - улыбнулась я. Действительно, мне нужно было чем-то себя занять вот и пришло в голову…
- Проходи, вон свободный столик…
В зальчике находились еще двое: парень и девушка примерно моего возраста. Он с напряженным видом пролистывал какие-то учебники, она расслабленно вчитывалась в строчки художественной литературы, подперев щеку рукой.
Я начала располагаться, достала тетрадь, карандаш, ластик, ручку. Вслед за ними появились телефон и наушники.
- Что вам принести?
- Морские млекопитающие… Только что бы картинки были качественные…
Через пять минут передо мной высилась стопочка «морских» энциклопедий с красочными обложками. Наугад я открыла одну из них.
Мне всегда нравились книги Альфреда Брема: хорошо составлен текс, мастерски сделаны иллюстрации…
Ближе к делу. Это конечно полный том Брема, значит, ищем по указателю.
Качественные белые странницы с легким шуршанием опрокидываются справа на лево…
А вот и то, что мне нужно – дельфины. Гладкие, улыбчивые, остроносые, умные морские болтуны. С зубками способными разорвать умеренную рыбку в мгновенье ока…
Морские охотники…
Море…
Я всегда любила воду.
И я такая не одна.
Была. Я не могу запомнить, что все глаголы теперь будут звучать в прошедшем времени.
Тут, пожалуй, следовало бы вскочить и пафосным голосом заорать: «Это не справедливо!»
Но рука послушно копирует спинной плавник и принимается расставлять акценты света и тени. Это всего лишь привычка, то, что успокоит меня, даже когда все слова становятся бессильны. Успокоит вне зависимости от времени года и вероисповедания.
Да, я наверно хотела кричать сейчас, но среди этих стен громким кажется даже скрип ручки и шелест страниц. Я не посмела бы нарушить тишины.
«Дельфины живут группами. Самые маленькие из них насчитывают 6-20 особей, самые крупные - более 1000..»
Ничего не значащая для меня запись попалась мне на глаза.
Я никогда не видела живых дельфинов. Даже в дельфинарии мне не приходилось бывать. Но взгляд, обращенный на картинку с этими поющими существами, всегда грел мне душу. Хорошо этот плакат помню…
А теперь уже не греет.
Первые дни я была похожа на тень, по крайней мере, мне так говорили. Меня даже отпустили из школы. Но это не помогло. Друзья с тревогой наблюдали, как я медленно растворяюсь в диком вопле: «За что?!» и ничего не могли сделать, им осталось только тихо напоминать мне, что все проходит и рано или поздно, но все вернется в прежнее русло.
Действительно, когда я немного успокоилась и перестала орать на всех подряд, все решили что девочка отошла от шока.
Но они ошиблись. В этой истории вообще много «НО». Я не смирилась и тем более не пришла в себя…
Пальцы, не торопясь, переворачивают листы в поисках других морских обитателей.
Каланы.
«Больше всего они любят лежать на спине…»
Я хмыкаю. Плавать на спине это непревзойденное удовольствие не только для морских выдр…
А тем временем люди ждут от меня либо слез, либо мужества.
Да только во мне не ни того, ни другого.
Мне просто хочется умереть. Потому что жить без второго «я» не имеет особого смысла…
Калан на иллюстрации вальяжно щурится на солнышко, плавая вверх брюхом…
Вот бы так же… Беззаботно… Как спать хочется…
Внезапно свет погас. Что бы через секунду зажечься вновь. Но он стал другим. Раньше он был ярким, резким, искусственным, безразличным и холодным. Теперь же это были лучи закатного желтого солнца, дарящего остатки тепла всему живому.
«Но это же закрытое помещение!» - я изумилась собственному ощущению и поспешно запрокинула голосу, дабы осмотреть потолочные светильники. Но потолка не стало. Вместо него голубым полотном возвышалось небо. И беззаботные–белые облачка, играющие в салочки многие-многие годы. Миллиарды лет…
Итак, потолок улетел. Вместе с крышей надо полагать. Ну, хотя бы стены…
Стен тем временем тоже не стало. Но вот момент, когда сквозь щели в паркете начали пробиваться травы и остальная флора, живущая на полях, я засекла. Пола не стало за пол минуты. Из мебели посреди луга остались лишь мой стол со стулом, да конторка библиотекаря… Хотя думаю навряд ли лоси захотят принимать у меня книги. Позади меня обнаружился дубовый бор, спереди – равнина, похожая на море из желтых, фиолетовых и синих цветов с крохотными островками деревьев. Там, на горизонте, солнце уже садилось, подсвечивая облака нежно розовым светом и одевая травы в золотые тона. Так странно, что я забыла…
- О своем горе, верно? – спросил сзади голос, я обернулась.
- Да.
Мне уже ничто не казалось странным. После того как крыша улетает, а стены дружно растворяются воздухе, мне оставалось только ждать что еще может выкинуть это место…
- Это не странно, это нормально. Сюда люди приходят за ответами.
- За какими ответами?
Незнакомец был в темном плаще, по которому ежесекундно проходила рябь, как по воде под легким ветерком. Его внешность я не взялась бы описать, вот только что тебе казалось, что это глубокий старик, но внезапно ты понимаешь, что видишь паренька тринадцати лет…
- У каждого свой вопрос. И ответы соответственно разные.
- А что за вопрос у меня?
- Расскажи, почему тебе так горько и сама ответишь.
- Рассказать?...
- Да. Если хочешь, я об этом попрошу.
- Только не мог бы… могли бы вы стать одинаковым? На время?...
- Хорошо, - он кивнул и остановился на образе немолодого человека со слегка посеребренными висками. – Итак?
Я вздохнула.
- Я не буду описывать нашу встречу. Не буду пересказывать наши проделки. Думаю вы просили рассказать историю для меня, сами вы и так все знаете. Иначе как бы вы узнали, что мне нужен ответ? – человек кивнул снова. - Начту с того, что мы встретились и решили остаться друзьями. Это было давно. Для моих лет даже год – это долгий срок. Мы постоянно были вместе. Если же мы о какой-то причине были вынуждены существовать какое-то время отдельно друг от друга , то я всегда знала, что набрав нужный номер услышу знакомый голос…
У нас были похожие вкусы и интересы, мы любили воду…Любили город… Нет он не был мне парнем. Он был… Другом. Таким, что с ним нельзя было сравнивать других друзей. Иногда мне просто казалось, что он был. Был всегда…
Я почувствовала, как на глазах появляются слезы. Они уже катились по лицу, капали с подбородка, все, что я теперь видела – размытое пятно алеющего горизонта. На мое плече опустилась тяжелая рука незнакомца.
«Правда не бывает легкой…»
- Я не смогу вам рассказать, каким он был. У меня десятки, сотни историй… Про прогулки под проливным дождем, про создание дымовух, про наши «секретики»… Их так много! Кажется, что они не могут все умещаться во мне… Он любил воду…
И умер в огне! НЕНАВИЖУ!!!
Мой крик разнесся над засыпающим лесом, поднимая с веток встревоженным птиц, заставляя грозных хищников с опаской озираться по сторонам…
- В его доме случился пожар. Пьяный сосед не потушил свою сигарету… Умер сам и унес жизни других. И Его тоже…Он просто задохнулся. А потом его накрыл огонь…
Моя речь превратилась в протяжный стон. Я упала на колени и сквозь слезы наблюдала за тем, как небо заволакивает грозовыми тучами.
Незнакомец молча сел рядом со мной и начал смотреть в том же направлении…
- Он был моим вторым я. Он понимал меня как никто… И я тоже старалась его понимать. Ну что же мне делать теперь, без него?...
Незнакомец задумчиво сорвал высокую травинку и принялся меланхолично ее жевать.
- Давай теперь я тебе кое-что расскажу, и может быть тебе станет легче.
- Хорошо, - прошептала я, пытаясь сдержать слезы.
- Многие годы назад, столетия или даже больше, еще до Атлантиды и древних греков, жили моросы. Они жили там, где сейчас располагается современная Хорватия. Сейчас их как народа уже не существует: уже в то время, когда на место будущего Дубровника пришли славяне, их оставалось очень немного. Моросы просто растворились в пришельцах и составили часть аристократических семей в тринадцатом веке. Так вот было у этого народа поверье, что все души уходят в воду: кто-то становится цунами или маленькими «барашками», кто-то – горными речушками с ледяной водой ил равнинными реками… Дождями, грозами…
- Самой водой?
- Нет, чем-то вроде хранителя вод: вроде из воды, но они могут стать и подобным людям – нимфами, русалками, водяными… Они верили, что душа никуда не уходит, она просто становится более плотной…
- Но…
- Но при этом теряет само тело. Это вроде эволюции. Переход на новый уровень и в новое качество. Что есть вода? Она обкатывает камушки на берегах, она разрушает дамбы, стоящие у нее на пути, и, в то же время, ее не удержать в ладонях, она легче шелка.. Ты наверное знаешь, что ваши ученые выяснили что вода обладает памятью?
Меня хватило только на кивок.
- Они правы: вода все помнит, она живая. Она состоит из миллионов душ – растений, животных, людей… Разве что они не угадали, что вода, даже со стертой после испарения памятью, не теряет души, а они-то все помнят, они все знают, просто им становится легче. Как сказали бы ваши «продвинутые в духовном плане», души избавляются от «негатива». Но они никуда после этого не деваются. Они приходят, навещают, утешают, они хранят вас, они вас любят. Они всегда приходят, правда, иногда совсем не надолго, – он усмехнулся, наблюдая за розовыми облаками. – И, знаешь, то, что я тебе говорю – это правда. Ты сомневаешься, но кто бы не сомневался в моих словах? Ты сомневаешься, но хочешь в это верить, потому что верить тебе, в общем-то, уже не во что… А ты верь, чудеса-то они странные – случаются с теми, кто в них верит да не ждет… Не горюй, с водой утечет… Слышишь шум дождя?... Слушай его внимательно…
Я слушала, правда уже ничего не видела за потоком собственных слез. Заметила только что дождь, даже если он льет как из ведра, оказался вполне деликатным и меня пока не намочил. Стало совсем темно, незнакомец еще раз ободряюще положи мне руку на плече, и я услышала шелест травы под его ногами.
А дождь все так же ронял на землю свои слезы…
- Девушка! Девушка! – библиотекарша настойчиво трясла меня за плечо. – Девушка библиотека уже закрывается, просыпайтесь!
Я торопливо открыла глаза и с удивлением увидела пожилую даму поправляющую очки.
Дождь все так же стучал по крыше, рвался в окна, хотел войти, будто забыл что-то сделать…
- А… - внезапно я поняла, что ни в какие миры я не попадала из этой библиотеки, что, скорее всего, все что я видела, слышала, чувствовала только что был сон. Всего лишь сон… - Извините, зарисовалась, - я смущенно улыбнулась, щурясь на яркий свет длинной потолочной лампы.
Дождь падал с неба, стекал по водостокам, зонтикам, лицам…
- Ничего. Как свет-то отключили-то, а? Кошмар! Хорошо, что не на долго! Правительство совсем думать перестало… - она покачала головой, продолжая бурчать что-то нелицеприятное о верхушке страны в целом и про каждого в отдельности…
В сумку поспешно отправились карандаш, наушники, телефон…
- До свидания.
- До свидания, заходите еще, - библиотекарша прошлась между столиками, проверяя все ли в порядке, и внезапно обернулась. – Зонтик-то у вас есть?
- Нет, обойдусь как-нибудь…
Я шагнула под дождь. Волосы моментально намокли и превратились в подобие пакли, куртка, а за ней и рубашка пропитались влагой и прилипли к телу. Только с рюкзаком ничего особенно страшного не случилось – ему после купания в Волге уже ничего страшно…
Дождь шумел, он был теплым, летним, ветра не было, и я не мерзла. Мне все казалось, что сквозь звон капель меня кто-то зовет по имени. Пару раз я даже обернулась, но за завесой воды ничего нельзя было разглядеть…
Я шла практически на ощупь проторенной дорожкой, мимо подворотен и свернула не доходя до поворота к детской поликлинике. И успела сделать лишь пару шагов между гаражами, как услышала звонкий голос:
- Да куда ты так торопишься? Я едва за тобой успел!
Я обернулась. Он стоял передо мной, распахнув объятья, с всклокоченными волосами, немного запыхавшийся, полупрозрачный, зеленоватого оттенка морской воды. Но это был он. Капли сливались с ним и растекались лужицей у него под ногами. Это был он. Я внезапно поняла, что смеюсь.
- Ты чего?! – руки опустились, он грозно нахмурил брови. Мне стало еще смешнее.
- Я просто подумала, как это – обниматься с водой?
- Можешь узнать на собственном опыте, - он улыбнулся и обнял меня за талию. Я закрыла глаза. Он бы таким же теплым, как и дождь и вполне материальным. Фиг с ней с прозрачностью…
- Я боялась, что ты ушел навсегда, мой голос был тихим, я не сразу поняла, что он дрожал.
- Что ты… Куда я без тебя? – наверное он улыбнулся. – Я всегда буду рядом, только позови. Без тебя скучно…
Спустя мгновенье он рассыпался на крохотные дождинки, намочив все что еще оставалось сухим.
Пару секунд я стояла, не издавая ни звука. Потом решила что эфирность - не повод так наглеть и обругала его как могла.
В ответ мне достался веселый смех и полупрозрачный силуэт, обнаружившийся справа от меня, показал мне фигу. Впору было обижаться…
Я гонялась за ним в течение получаса, горя пламенным желанием подарить ему в ответ хороший подзатыльник, а уморившись отправилась в сторону дома. Он вел меня за руку, указывая, где лужи и выбоины что бы я не оступилась в темноте…
В квартире было тихо. Я быстро умылась, мельком подумав, может ли он просочится в мою квартиру через водопроводный кран, пришла к выводу что может, но не станет – не его метод, и отправилась к себе в комнату. Не включая свет села на кровать.
А на улице, неясный силуэт писал на моем окне мокрым пальцем: «Мы с тобой не расстанемся. Никогда…=) Слушай шум дождя…»

25.05.05 -14.07.06.


Звук: К себе
Изображение:
Текст:Иринне