Playcast

Открытка (плейкаст) «Лишь краешком глаза...»

40lola67 , 4 декабря 2007 года, 10:27


Лишь краешком глаза... Лишь краешком глаза...

Великий Леонардо и его гостья….

~~~ *** ~~~~

«Однажды, в конце весны 1505 года, был тихий, тёплый и туманный день. Солнце просвечивало сквозь влажную дымку облаков тусклым, точно подводным, светом, с тенями нежными, танцующими, как дым – любимым светом Леонардо, дающим, как он утверждал, особенную прелесть женским лицам.
«Неужели не придёт?» - думал он о той, чей портрет писал почти три года, с небывалым для него постоянством и усердием.
Он приготовил мастерскую для её приёма. Джованни Бельтраффио украдкой следил за ним и удивлялся тревоге ожидания, почти нетерпению, которые были несвойственны всегда спокойному учителю.
Леонардо привёл в порядок на полке разнообразные кисти, палитры, горшочки с красками, которые, застыв, подёрнулись, как будто льдом, светлою корою клея; снял полотняный покров с портрета, стоявшего на выдвижном трёхногом поставе – леджо; пустил фонтан посередине двора, устроенный им для её забавы, в котором ниспадавшие струи, ударяясь о стеклянные полушария, вращали их и производили странную тихую музыку; вокруг фонтана росли его рукой посаженные и взлелеянные её любимые цветы – ирисы; принёс нарезанного хлеба в корзине для ручной лани, которая бродила тут же, по двору, и которую ОНА кормила из собственных рук; поправил пушистый ковёр перед креслом из гладкого тёмного дуба с решётчатою спинкою и налокотниками. На этом ковре, привычном месте своём, уже свернулся и мурлыкал белый кот редкой породы; привезённый из Азии, купленный тоже для её забавы, с разноцветными глазами, правым – жёлтым, как топаз, левым – голубым, как сапфир.
Андреа Салаино принёс ноты и начал настраивать виолу. Пришёл и другой музыкант, Аталанте. Леонардо знавал его ещё в Милане при дворе герцога Моро. Особенно хорошо играл он на изобретённой художником серебряной лютне, имевшей сходство с лошадиным черепом.
Лучших музыкантов, певцов, рассказчиков, поэтов, самых остроумных собеседников приглашал Леонардо в свою мастерскую, чтобы они развлекали её, во избежание скуки, свойственной лицам тех, с кого пишут портреты. Он изучал в её лице игру мыслей и чувств, возбуждаемых беседами, повествованиями и музыкой.
Впоследствии собрания эти сделались реже: он знал, что они больше не нужны, что она и без них не соскучится. Не прекращалась только музыка, которая помогала обоим работать, потому что и она принимала участие в работе над своим портретом.
Всё было готово, а она ещё не приходила.
«Неужели не придёт? – думал он. – Сегодня свет и тени как будто нарочно для неё. Не послать ли? Но она ведь знает, как я жду. Должна прийти».
Вдруг лёгкое дыхание ветра отклонило струю фонтана; стекло зазвенело, лепестки белых ирисов под водяной пылью вздрогнули. Чуткая лань, вытянув шею, насторожилась. Леонардо прислушался. И Джованни, хотя сам ничего ещё не слышал, по лицу его понял, что это – она».


Звук:Canon - Pachelbel К себе
Изображение: Laura
Текст:Д.С.Мережковский
Тэги: искусство леонардо мона лиза художники