Playcast

Открытка (плейкаст) «Неотправленное письмо»

penelope , 5 декабря 2008 года, 20:48


Неотправленное письмо Неотправленное письмо

Неотправленное письмо...

 

 

Наступивший вечер принес воспоминания тёплого ветра последней встречи!
Той встречи, когда каждый из нас смеялся,спасая себя от слёз одиночества и поглощал с
жадностью дыханье нежного вздоха листвы деревьев,мечтал о несбыточном и хотел парить
среди потоков щекотной синевы угасающего неба.
Но неизбежна ночь,как неизбежен день.И на место тепла приходит холодный расчет,
а на место оставленное в сердце любви приходит состояние вечного мытарства.
Суета поглощает нас,унося от истинного счастья в мир условностей.
И мы подчиняемся этому бурному и очень мутному потоку людских проблем,
становясь частью этого,увы,лживого и беспредельно грязного существования.
Но мир на самом деле невероятно красив и многообразен.И в этом мире
каждому из нас есть место.В нём тепло и уютно.Как в кресле у камина под пледом.
Именно в этом мире мы можем(надо просто захотеть)быть беспечными и ребячливыми.
Мы можем любить и быть любимыми.Не испытывать одиночества и расставаний.
Отражённый мир в слезе, скатывающейся с ресниц,переливается задорными зайчиками

радости,
а не боли.Руки дают пластику любви и волнующее очарование ожидания прикосновения.
Мечты уносят в сосновые леса,дремлющие на склонах мудрых гор.
К ребячливым ручьям с прозрачной водой,оберегающих свою нетронутую чистоту
прохладой так не свойственной мутным рекам долин.Стоит только захотеть,
и ты уже обнимаешь богатыря сосну,прикоснувшись щекой к её стволу такому же
надёжному и мудрому,как и горы.Ты слышишь говор её листвы шепчущей тебе
божественную музыку известную только тебе и ей.И нет таких определений,
которыми там внизу среди круговоротов суеты жалкие людские слова смогли бы
объяснить невесомость твоего сердца,когда при каждом его ударе ты чувствуешь,
как краснеют твои щеки и ты, наконец,начинаешь смутно осознавать девственность
своей души являющейся маленькой, но очень лучезарной частью этого невероятно сказочного мира.
Каждый из нас , возвращаясь в свои воспоминания, находит этот мир
и начинает видеть в нём своих,по -настоящему близких и родных людей
истерзанных этой мирской суетой.В глазах которых теплится надежда
войти в этот мир.Стоит только захотеть и нам откроется душа близких людей даже тех,
кто ушёл из этого мира,так и не успев открыть нам свой океан любви и печали.
Осуждать не наш удел.Да и нет в природе таких законов,ты,я и все мы должны
уметь понимать друг друга, не забывать друг друга,подставлять плечо тогда ,
когда мир сузился до размеров тёмного лабиринта,в котором нет места тёплому свечению доброты и надежного плеча.Этим светом природа нас наградила, чтобы мы помогли родному
и близкому человеку вместе с ним выйти из этого жуткого лабиринта.
Дорога жизни меняет своё направление,не спрашивая у нас согласия,её обочина
часто покрыта огромным слоем пыли в котором растет бурьян нашего малодушия.
Очень, очень трудно держаться середины этой дороги и на перекрёстках нет указателей судьбы.
Трудно не ошибиться, двигаясь в потёмках.Но когда ты,вдруг,чувствуешь теплую ладонь,
близкого тебе человека,приходит уверенность правильно выбранного тобой пути.
Увы, людям, забывшим эту аксиому , мир, о котором я пишу закрыт.
Душа их слишком тяжелая, что бы оторваться от грешной жизни.
Они печальны,хотя и не знают сами насколько.
Желать по настоящему счастья другому это и есть счастье.
Лечь в траву, разбросив руки, открыв тем самым своё сердце этому миру.
Сделать вздох, наполнив лёгкие теплом земли.
А перевернувшись, увидеть величие звезд, глубину которых нельзя измерить цифрами.
Её можно только ощутить, прикоснувшись к сотворению этого величия.
... К сожалению мир, построен на аксиоме предательств.
И тем больнее,когда это делают близкие люди.
Людей верящих в чистоту этого мира изгоняют из общества,считая их идеалистами,
неудачниками, не способными противостоять превратностям человечества.
Изгоняя их, мир становиться все более блеклым и пустым.
В нём нет закатов солнца играющего с природой в парадоксы теней и красок.
Этот мир не знает тихих гладей морских пейзажей.
И тем более фонтанирующих струй водопадов, где каждая капля соревнуется со своей соплеменницей в ребячестве, а солнце надевает эти капли в волшебные солнечные одеяния.
Мы ставим себе ложные цели, пытаясь подменить истинность, приходя, в конце концов,
к фразе жизни,увы,очень грустной "жизнь это затяжной прыжок между рождением и смертью".
Мы рождаем детей не для того, что бы прикоснуться к их божественному миру мимики,
движения, нежного на ощупь божественного тела,и говора, которым их наградил бог.
Именно этот божественный язык совсем не понятный нам даёт нам дорогу к великому девственному миру.
Но, увы, мы всеми силами выбиваем это у наших детей, готовя их к арене жизни,
на которой кроме драмы нет места ничему другому. Иногда и не каждый из нас,
начинает чувствовать сердцем через боль в груди и щемящее состояние насколько
нам дороги дети, увы, чаще это приходит когда начинает болеть ребёнок.
Этот хрупкий мир, который может покинуть нас, не спросив у нас разрешения.
Те кто,осознав эту истинную любовь, даже через такое ужасное состояние,
начинают меняться на глазах удивлённого мира.
Но жестокая суета снова делает из нас нечто такое, что не свойственно ничему живому.
Мы опять становимся оборотнями,и нас начинает раздражать все и всё.
На самом деле это пробивается одиночество, которое как одеяние мы с готовностью ,
как чёрный шёлк примеряем на себя и в этом одеянии мы перестаем быть тем,
чем были в начале нашего пути. Лишь иногда скинув это одеяние, нам удаётся разглядеть
на горизонте пройденной жизни те моменты всполохов любви, которыми мы начинаем
по настоящему дорожить только, как воспоминаниями не давая себе возможности возродить
в себе истинной любви к другим особенно к детям.Наши руки могущие дать истинную нежность,
которая будет храниться в душе всю оставшуюся жизнь уже не способны прижать к себе своих детей.
Они делают только боль ребёнку. Боль, которую трудно взвесить пониманием,
даже собственный опыт детской обиды за жесткость своих родителей и не понимания
ими принципов и законов детства не останавливает нас от неоправданной жестокости.
А ведь стоит взглянуть в глаза своему ребёнку и тут же появляется тропа,
ведущая в мир из которого мы сами себя прогнали.
Задорность,которая так свойственна нашим детям это мир полета,
в котором состояние опьянения может передаться и нам.
Мы находим себе оправдание нашему равнодушию. А когда приходит время раскаяния,
мы молчим, опустив голову. Ибо нет оправдания своему малодушию.
Мы хотим видеть наших детей поистине счастливыми, но то, как мы это делаем,
счастье не создаётся. Так создаётся образ прямоходящего умеющего подчинять себе законы общества,
но остающегося рабом суеты. Это уже не человек это набор правил выживания.
С нами или без нас этот мир существует, и пройденный этап жизни канет в лета,
укрывшись пылью обочины жизни, и мы сами будем бояться очистить воспоминаниями
эти отрезки нашего "праведного пути".
Музыка идущая рядом с нами даёт возможность взлететь над суетой и окунуться в океан вечности,где нет ограничений, и люди божественно талантливы и сердца их не принадлежат им,
а принадлежат всем! И каждый, входя в сердце другого начинает переливаться,
смешиваясь с неповторимым образом другого, понимая не умом, а душой насколько этот мир глубок.
И глубина эта не пугает,она, завораживая, втягивает тебя в движение мелодии биения сердца.
Эта музыка уносит нас к маленьким уютным улицам, где окна домов выходят друг напротив друга
дающие каждому жить вместе без оболочек и скорлуп. Где каменная брусчатка рассказывает нам о лошади,везущей на телеге сено к хлеву , стоящему на соседней площади.
Где девушки, одетые в одеяния, подчёркивающие их истинную красоту,
беззаботно щебечут кормя голубей и задиристо поглядывая на стеснительных
отроков приблизившихся своими годами к порогу познания чистых истинных чувств.
Или мужей, сидящих на скамейках, смотрящих на эту идиллию. Или даже сквозь неё
возвращаются в пьянящие воспоминания лучших моментов прошедших на этих же улицах
где сейчас встреченный взгляд юности рождает в сердце крылья которыми они смогут поднять
себя над этим городом и унести в мир, где будут жить только любовь, юность и страсть.Наступивший вечер принес воспоминания тёплого ветра последней встречи!
Той встречи, когда каждый из нас смеялся, спасая себя от слёз одиночества и поглощал с
жадностью дыханье нежного вздоха листвы деревьев, мечтал о несбыточном и хотел парить
среди потоков щекотной синевы угасающего неба.
Но неизбежна ночь, как неизбежен день. И на место тепла приходит холодный расчет,
а на место оставленное в сердце любви приходит состояние вечного мытарства.
Суета поглощает нас, унося от истинного счастья в мир условностей.
И мы подчиняемся этому бурному и очень мутному потоку людских проблем,
становясь частью этого, увы, лживого и беспредельно грязного существования.
Но мир на самом деле невероятно красив и многообразен. И в этом мире
каждому из нас есть место. В нём тепло и уютно. Как в кресле у камина под пледом.
Именно в этом мире мы можем (надо просто захотеть) быть беспечными и ребячливыми.
Мы можем любить и быть любимыми. Не испытывать одиночества и расставаний.
Отражённый мир в слезе, скатывающейся с ресниц, переливается задорными зайчиками

радости,
а не боли. Руки дают пластику любви и волнующее очарование ожидания прикосновения.
Мечты уносят в сосновые леса, дремлющие на склонах мудрых гор.
К ребячливым ручьям с прозрачной водой, оберегающих свою нетронутую чистоту
прохладой так не свойственной мутным рекам долин. Стоит только захотеть,
и ты уже обнимаешь богатыря сосну, прикоснувшись щекой к её стволу такому же
надёжному и мудрому, как и горы. Ты слышишь говор её листвы шепчущей тебе
божественную музыку известную только тебе и ей. И нет таких определений,
которыми там внизу среди круговоротов суеты жалкие людские слова смогли бы
объяснить невесомость твоего сердца, когда при каждом его ударе ты чувствуешь,
как краснеют твои щеки и ты, наконец, начинаешь смутно осознавать девственность
своей души являющейся маленькой, но очень лучезарной частью этого невероятно сказочного мира.
Каждый из нас , возвращаясь в свои воспоминания, находит этот мир
и начинает видеть в нём своих , по -настоящему близких и родных людей
истерзанных этой мирской суетой. В глазах которых теплится надежда
войти в этот мир.Стоит только захотеть и нам откроется душа близких людей даже тех,
кто ушёл из этого мира,так и не успев открыть нам свой океан любви и печали.
Осуждать не наш удел. Да и нет в природе таких законов, ты, я и все мы должны
уметь понимать друг друга, не забывать друг друга, подставлять плечо тогда ,
когда мир сузился до размеров тёмного лабиринта, в котором нет места тёплому свечению доброты и надежного плеча. Этим светом природа нас наградила, чтобы мы помогли родному
и близкому человеку вместе с ним выйти из этого жуткого лабиринта.
Дорога жизни меняет своё направление, не спрашивая у нас согласия,её обочина
часто покрыта огромным слоем пыли в котором растет бурьян нашего малодушия.
Очень, очень трудно держаться середины этой дороги, и на перекрёстках нет указателей судьбы.
Трудно не ошибиться, двигаясь в потёмках.Но когда ты ,вдруг , чувствуешь теплую ладонь,
близкого тебе человека, приходит уверенность правильно выбранного тобой пути.
Увы, людям, забывшим эту аксиому , мир, о котором я пишу закрыт.
Душа их слишком тяжелая, что бы оторваться от грешной жизни.
Они печальны, хотя и не знают сами насколько.
Желать по настоящему счастья другому это и есть счастье.
Лечь в траву, разбросив руки, открыв тем самым своё сердце этому миру.
Сделать вздох, наполнив лёгкие теплом земли.
А перевернувшись, увидеть величие звезд, глубину которых нельзя измерить цифрами.
Её можно только ощутить, прикоснувшись к сотворению этого величия.
... К сожалению мир, построен на аксиоме предательств.
И тем больнее, когда это делают близкие люди.
Людей верящих в чистоту этого мира изгоняют из общества, считая их идеалистами,
неудачниками, не способными противостоять превратностям человечества.
Изгоняя их, мир становиться все более блеклым и пустым.
В нём нет закатов солнца играющего с природой в парадоксы теней и красок.
Этот мир не знает тихих гладей морских пейзажей.
И тем более фонтанирующих струй водопадов, где каждая капля соревнуется со своей соплеменницей в ребячестве, а солнце надевает эти капли в волшебные солнечные одеяния.
Мы ставим себе ложные цели, пытаясь подменить истинность, приходя, в конце концов,
к фразе жизни, увы, очень грустной "жизнь это затяжной прыжок между рождением и смертью".
Мы рождаем детей не для того, что бы прикоснуться к их божественному миру мимики,
движения, нежного на ощупь божественного тела, и говора, которым их наградил бог.
Именно этот божественный язык совсем не понятный нам даёт нам дорогу к великому девственному миру.
Но, увы, мы всеми силами выбиваем это у наших детей, готовя их к арене жизни,
на которой кроме драмы нет места ничему другому. Иногда и не каждый из нас,
начинает чувствовать сердцем через боль в груди и щемящее состояние насколько
нам дороги дети, увы, чаще это приходит когда начинает болеть ребёнок.
Этот хрупкий мир, который может покинуть нас, не спросив у нас разрешения.
Те кто, осознав эту истинную любовь, даже через такое ужасное состояние,
начинают меняться на глазах удивлённого мира.
Но жестокая суета снова делает из нас нечто такое, что не свойственно ничему живому.
Мы опять становимся оборотнями, и нас начинает раздражать все и всё.
На самом деле это пробивается одиночество, которое как одеяние мы с готовностью ,
как чёрный шёлк примеряем на себя и в этом одеянии мы перестаем быть тем,
чем были в начале нашего пути. Лишь иногда скинув это одеяние, нам удаётся разглядеть
на горизонте пройденной жизни те моменты всполохов любви, которыми мы начинаем
по настоящему дорожить только, как воспоминаниями не давая себе возможности возродить
в себе истинной любви к другим особенно к детям.Наши руки могущие дать истинную нежность,
которая будет храниться в душе всю оставшуюся жизнь уже не способны прижать к себе своих детей.
Они делают только боль ребёнку. Боль, которую трудно взвесить пониманием,
даже собственный опыт детской обиды за жесткость своих родителей и не понимания
ими принципов и законов детства не останавливает нас от неоправданной жестокости.
А ведь стоит взглянуть в глаза своему ребёнку и тут же появляется тропа,
ведущая в мир из которого мы сами себя прогнали.
Задорность, которая так свойственна нашим детям это мир полета,
в котором состояние опьянения может передаться и нам.
Мы находим себе оправдание нашему равнодушию. А когда приходит время раскаяния,
мы молчим, опустив голову.Ибо нет оправдания своему малодушию.
Мы хотим видеть наших детей поистине счастливыми, но то, как мы это делаем,
счастье не создаётся. Так создаётся образ прямоходящего умеющего подчинять себе законы общества,
но остающегося рабом суеты. Это уже не человек это набор правил выживания.
С нами или без нас этот мир существует,и пройденный этап жизни канет в лета,
укрывшись пылью обочины жизни, и мы сами будем бояться очистить воспоминаниями
эти отрезки нашего "праведного пути".
Музыка идущая рядом с нами даёт возможность взлететь над суетой и окунуться в океан вечности,где нет ограничений, и люди божественно талантливы и сердца их не принадлежат им,
а принадлежат всем!И каждый, входя в сердце другого начинает переливаться,
смешиваясь с неповторимым образом другого, понимая не умом, а душой насколько этот мир глубок.
И глубина эта не пугает, она, завораживая, втягивает тебя в движение мелодии биения сердца.
Эта музыка уносит нас к маленьким уютным улицам, где окна домов выходят друг напротив друга
дающие каждому жить вместе без оболочек и скорлуп.Где каменная брусчатка рассказывает нам о лошади,везущей на телеге сено к хлеву , стоящему на соседней площади.
Где девушки, одетые в одеяния, подчёркивающие их истинную красоту,
беззаботно щебечут кормя голубей и задиристо поглядывая на стеснительных
отроков приблизившихся своими годами к порогу познания чистых истинных чувств.
Или мужей, сидящих на скамейках, смотрящих на эту идиллию. Или даже сквозь неё
возвращаются в пьянящие воспоминания лучших моментов прошедших на этих же улицах
где сейчас встреченный взгляд юности рождает в сердце крылья которыми они смогут поднять
себя над этим городом и унести в мир,где будут жить только любовь,юность и страсть.

 



Звук:“Chi Mai” из кинофильма “Профессионал”, Эннио Морриконе. К себе
Изображение: Clear Green - Непрочитанное письмо - www.photosight.ru
Текст:Сергей Бако